Cлово "ПОНЯТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПОНЯЛ, ПОЙМЕТ, ПОНЯЛА, ПОНЯЛИ

Входимость: 57. Размер: 229кб.
Входимость: 23. Размер: 113кб.
Входимость: 12. Размер: 43кб.
Входимость: 10. Размер: 77кб.
Входимость: 9. Размер: 106кб.
Входимость: 8. Размер: 42кб.
Входимость: 8. Размер: 81кб.
Входимость: 8. Размер: 58кб.
Входимость: 6. Размер: 29кб.
Входимость: 6. Размер: 60кб.
Входимость: 6. Размер: 28кб.
Входимость: 6. Размер: 97кб.
Входимость: 5. Размер: 53кб.
Входимость: 5. Размер: 71кб.
Входимость: 5. Размер: 36кб.
Входимость: 5. Размер: 39кб.
Входимость: 5. Размер: 31кб.
Входимость: 5. Размер: 57кб.
Входимость: 5. Размер: 38кб.
Входимость: 5. Размер: 29кб.
Входимость: 5. Размер: 39кб.
Входимость: 5. Размер: 20кб.
Входимость: 5. Размер: 179кб.
Входимость: 5. Размер: 36кб.
Входимость: 5. Размер: 91кб.
Входимость: 5. Размер: 34кб.
Входимость: 4. Размер: 39кб.
Входимость: 4. Размер: 17кб.
Входимость: 4. Размер: 16кб.
Входимость: 4. Размер: 37кб.
Входимость: 4. Размер: 34кб.
Входимость: 4. Размер: 33кб.
Входимость: 4. Размер: 28кб.
Входимость: 4. Размер: 72кб.
Входимость: 4. Размер: 35кб.
Входимость: 4. Размер: 31кб.
Входимость: 4. Размер: 34кб.
Входимость: 4. Размер: 66кб.
Входимость: 4. Размер: 28кб.
Входимость: 4. Размер: 9кб.
Входимость: 4. Размер: 21кб.
Входимость: 4. Размер: 76кб.
Входимость: 4. Размер: 49кб.
Входимость: 4. Размер: 20кб.
Входимость: 3. Размер: 28кб.
Входимость: 3. Размер: 56кб.
Входимость: 3. Размер: 7кб.
Входимость: 3. Размер: 58кб.
Входимость: 3. Размер: 11кб.
Входимость: 3. Размер: 36кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 57. Размер: 229кб.
Часть текста: оборвалась. Он унес с собой тайну своего лучшего произведения. Роман «Герой нашего времени» остается самым загадочным произведением русской классики, споры о нем не утихают и сегодня. Как это ни кажется невероятным и удивительным, но две повести романа оказалась зашифрованными. Повести «Бэла» и «Максим Максимыч» до последнего времени оставались «непрочитанными» на уровне идей автора. Загадочность и недосказанность тонко почувствовал еще Белинский: «Но ваше любопытство не удовлетворено, а только еще более раздражено, и повесть о Бэле все еще остается для вас загадочною» (1). Сам способ особым образом кодировать свои произведения был характерен для Лермонтова. Эту мысль об особом зашифрованном стиле Лермонтова говорит Б. Эйхенбаум: «Лермонтов, действительно, зашифрован…» (2). Видный лермонтовед считает, что: «многое не только не оценено, но даже и не прочитано так, как должно было бы прочитано» (3). Как же могло, получится, что роман Лермонтова оказался непонятым? Одной из причин невозможности проследить «изнутри» ход работы писателя над своим произведением стала потеря оригинала и черновиков рукописи повести «Бэла». Отсутствие его правки и редактирования не позволило исследователям заглянуть в лабораторию писателя и понять истинный ход его мысли. Большая опасность в толковании текста Лермонтова поджидала исследователей и в неправильных методах анализа. Они не применяли метод интерпретации текста. Более того, многие объявляли его антинаучным. Вероятно, для того, чтобы противопоставить себя западу, где как раз метод интерпретации является наиболее распространенным. Научный анализ текста должен основываться на интерпретации смыслов художественного произведения. Выявление и анализ различных смыслов,...
Входимость: 23. Размер: 113кб.
Часть текста: с князем и стал его кунаком. По приглашению князя он отправился на свадьбу, когда тот выдавал старшую дочь. В качестве своего спутника он взял Печорина. Это было прекрасное развлечение в скучной жизни офицеров. Образ Максима Максимыча прочно вошел в сознание русского, а затем и российского читателя, как образец доброго и простодушного офицера. Так ли это? Давайте более внимательно приглядимся к поведению штабс-капитана. Рассказывая историю, Максим Максимыч извиняется перед слушателем, в котором заранее предполагает неодобрение за его общение с горцами - «ворами» и «разбойниками». Стремление принизить быт и обычаи горцев характерно для рассказа Максима Максимыча. С чувством пренебрежения он говорит Печорину: «…у этих азиатов все так: натянулись бузы, и пошла резня». Также уничижительно он отзывается и о самом свадебном обряде, в котором не видит ни красоты, ни проявления народного духа. Он не видит красоты в джигитовке. Для него горец, который берет на себя роль забавника для зрителей, представляется как «оборвыш, засаленный, на скверной, хромой лошаденке, ломается, паясничает, смешит честную компанию». Также полупрезрительно отзывается он и об...
Входимость: 12. Размер: 43кб.
Часть текста: создавалась атмосфера бодраго товарищескаго идеализма, пробуждавшаго ихъ къ новой жизни. Это былъ «пиръ дружбы, обмена идей, вдохновенья», — и светлыми, благодарными словами поминаетъ за это Герценъ вольные, бурные годы своей студенческой поры. Московскій университетъ съютилъ въ своихъ аудиторіяхъ какъ разъ все наиболее яркое, талантливое, чему предстояло вскоре же блестящее развитіе: въ 1831— 33 гг. здесь встретились Белинскій, Станкевичъ, Герценъ, Огаревъ, К. Аксаковъ, Клюшниковъ, Петровъ, Красовъ, Гончаровъ ... «Небольшая кучка университетскихъ друзей, пережившая курсъ, — вспоминаетъ тотъ же Герценъ, — не разошлась и жила еще общими симпатіями и фантазіями». «Мы мало почерпнули изъ университетскихъ лекцій, — оглядывается на свое прошлое К.Аксаковъ, — и много вынесли изъ университетской жизни. Общественно-студенческая жизнь и общая беседа, возобновлявшаяся каждый день, много двигали впередъ здоровую молодость ... Живое это время, думаю я, залегло въ ихъ душу осветительнымъ поддерживающимъ основаніемъ ». Даже более индифферентный къ товарищеской общественности Гончаровъ поетъ гимнъ этому свободному братству: «Наша юная толпа составляла собою маленькую ученую республику, надъ которой простиралось вечно ясное...
Входимость: 10. Размер: 77кб.
Часть текста: общества. Каждая эпоха произносит о них свое суждение ... » Действительно, каждая эпоха произносила свое суждение о Лермонтове. Вернее, в каждую эпоху критики различных социально-политических убеждений по-разному оценивали поэзию Лермонтова, ее общественно-политический характер и значение ее в истории русской литературы. Мы не ставим перед собой задачи дать оценку всей критической литературы о Лермонтове, мы хотим лишь показать, как на разных этапах развития русской общественной мысли изменялось отношение к Лермонтову со стороны русской критики. При всем многообразии и изменчивости этих критических оценок в русской критике выделились две различные концепции лермонтовского творчества: одна рассматривала Лермонтова как непримиримого протестанта и бунтаря, другая признавала наиболее значительными у Лермонтова мотивы примиренности, гармонии, религиозности и видела в нем поэта, пришедшего к смирению. Бунтарские же и обличительные стороны творчества Лермонтова эта группа критиков оценивала как явление наносное, чуждое русской жизни, объясняемое подражанием Западу. Для данной линии критики характерна и тенденция к снижению самостоятельности Лермонтова-художника, к умалению ценности его творчества. В зависимости от этих основных позиций рассматривались отдельные произведения Лермонтова, его значение в истории русской литературы. В русской критике творчество Лермонтова впервые получило оценку в начале 40-х годов. Различные русские журналы поместили статьи о вышедших в 1840 г. стихотворениях...
Входимость: 9. Размер: 106кб.
Часть текста: и мы шутя называли друг друга «bella soeur» *1 . Меня охотно к ней отпускали, но не для моего удовольствия, а по расчету: ее хотели выдать замуж за одного из моих дядей — вдовца с тремя почти взрослыми детьми, и всякий раз, отпуская меня к ней, приказывали и просили расхваливать дядю и намекать ей о его любви 3 . Он для своих лет был еще хорош собою, любезен по-своему, то есть шутник (чего я никогда не терпела ни в ком) и всячески старался пленить Сашеньку, слывшую богатой невестой; но обе мы трунили над стариком, как говорится, водили его за нос, обе мы давали ему несбыточные надежды на успех, она из кокетства, а я из опасения, чтоб меня не разлучили с ней, и мы сообща все проволочки, все сомнения, все замедления сваливали на бессловесную старушку, мать ее. У Сашеньки встречала я в это время ее двоюродного брата, неуклюжего, косолапого мальчика лет шестнадцати или семнадцати, с красными, но умными, выразительными глазами, со вздернутым носом и язвительно-насмешливой улыбкой 4 . Он учился в Университетском пансионе, но ученые его занятия не мешали ему быть почти каждый вечер нашим кавалером на гулянье и на вечерах; все его называли просто Мишель, и я так же, как и все, не заботясь нимало о его фамилии. Я прозвала его своим чиновником по особым поручениям и отдавала ему на сбережение мою шляпу, мой зонтик, мои перчатки, но перчатки он часто затеривал, и я грозила отрешить его от вверенной ему должности. Один раз мы сидели вдвоем с Сашенькой в ее кабинете, как вдруг она сказала мне: «Как Лермонтов влюблен в тебя!» — Лермонтов! Да я не знаю его и, что всего лучше, в первый раз слышу его фамилию. — Перестань притворяться, перестань скрытничать, ты не знаешь Лермонтова? Ты не догадалась, что он любит тебя? — Право, Сашенька, ничего не знаю и в глаза никогда не видала его, ни наяву, ни во сне. — Мишель, — закричала она, — поди сюда, покажись. Cathérine утверждает, что она тебя еще не рассмотрела, иди же скорее к нам. — Вас я знаю,...

© 2000- NIV