Cлово "ЖАЛОСТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖАЛОСТИ, ЖАЛОСТЬЮ

Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 4. Размер: 21кб.
Часть текста: горцев громко запоют. Иные на коней садятся, Но перед тем как расставаться, Друг другу руку подают. II Меж тем, черкешенки младые Взбегают на горы крутые И в темну даль глядят - но пыль Лежит спокойно по дороги; И не шелохнется ковыль, Не слышно шума ни тревоги. Там Терек издали кружит, Меж скал пустынных протекает И пеной зыбкой орошает Высокий берег - лес молчит; Лишь изредка олень пугливый Через пустыню пробежит; Или коней табун игривый Молчанье дола возмутит. III Лежал ковер цветов, узорный, По той горе и по холмам; Внизу сверкал поток нагорный, И тек струисто по кремням... ...Черкешенки к нему сбежались, Водою чистой умывались. Со смехом младости простым На дно прозрачное иные Бросали кольца дорогие; И к волосам своим густым Цветы весенние вплетали; Гляделися в зерцало вод, И лица их в нем трепетали. Сплетаясь в тихий хоровод, Восточны песни напевали; И близ аула, под горой Сидели резвою толпой; И звуки песни произвольной Ущелья вторили невольно. IV Последний солнца луч златой На льдах сребристых догорает, И Эльборус своей главой Его, как туча, закрывает. ........................... Уж раздалось...
Входимость: 3. Размер: 31кб.
Часть текста: Владимир. Поди, добрый человек, это до тебя не касается. Иван. Мне не велено от вас отходить. Владимир. Ты лжешь! - здесь нет никого, кто бы занимался мною. - Оставь меня: я здоров. Иван. Напрасно, сударь, хотите меня уверить в том. Ваш расстроенный вид, бродящие глаза, дрожащий голос показывают совсем противное. Владимир (вынимает кошелек. Про себя). Я слышал, что деньги делают из людей - все! - (Громко.) Возьми - и ступай отсюда: здесь тридцать червонцев. Иван. За тридцать серебренников продал Иуда нашего спасителя; а это еще золото. - Нет, барин, я не такой человек; хотя я раб, а не решусь от вас взять денег за такую услугу. - Владимир (бросает кошелек в окно, которое разбивается. Стекла звенят, и кошелек упадает на улицу). Так пусть кто-нибудь подымет! - Иван. Что это, сударь, с вами делается! утешьтесь - не все горе.... Владимир. Однако ж.... Иван. Бог пошлет вам счастье, хотя б за то только, что меня облагодетельствовали. Никогда я, видит бог, от вас сердитого слова не слыхал. - Владимир. Точно? Иван. Я всегда велю жене и детям за вас богу молиться. Владимир (рассеянно). Так у тебя есть жена и дети? Иван. Да еще какие. Будто с неба.... добрая жена.... а малютки! сердце радуется глядя на них. Владимир. Если я тебе сделал добро, исполни мою единственную просьбу. Иван. И телом и душой готов, батюшка, на вашу службу.... Владимир (берет его за руку.) У тебя есть дети.... не проклинай их никогда! - (Отходит в сторону к окну; Иван глядит на него с сожалением.) А он, он, мой отец меня проклял, и в такой миг, когда я бы мог умереть от слов его! - Но я сделал должное: она меня оправдает перед лицом...
Входимость: 2. Размер: 90кб.
Часть текста: — М.; Пг.: Изд. т-ва "В. В. Думнов, наследники бр. Салаевых", 1914 . — С. 237—289. Отзвуки Лермонтова. I. Отголоски лирики Лермонтова. Не разъ поднимался ненужный споръ о томъ, кто выше — Пушкинъ или Лермонтовъ, какъ-будто потомство хотело поссорить тени великихъ поэтовъ, которымъ въ действительности не изъ-за чего ссориться. Споръ этотъ оставался бы только досужимъ споромъ, «увы, безславнымъ и безвреднымъ», если бы не соединялся обыкновенно съ совершенно ложнымъ противоположеніемъ Пушкина, какъ поэта чистаго искусства, — Лермонтову, какъ поэту общественной мысли, какъ-будто у Пушкина нетъ общественныхъ мотивовъ, а у Лермонтова «звуковъ сладкихъ и молитвъ». Можно говорить о разнице въ степени того и другого, а не о контрасте. Пушкина, «неуимчиваго» Пушкина, который всей своей жизнью и смертью доказалъ свою мятежность, сделали проповедникомъ смиренія и патрономъ эстетовъ! Отголоскомъ этого недоразуменія является и производимое иногда деленіе русскихъ поэтовъ на пушкинскую и...
Входимость: 2. Размер: 13кб.
Часть текста: на груди и повеся голову; его охотничья плеть моталась на передней луке казацкого седла, и добрый степной конь его, горячий, щекотливый от природы, понемногу стал прибавлять ходу, сбился на рысь, потом, чувствуя, что повода висят покойно на его мохнатой шее, зафыркал, прыгнул и ударился скакать... Вадим опомнился, схватил поводья и так сильно осадил коня, что тот сразу присел на хвост, замотал головою, сделал еще два скачка вбок и остановился: теплый пар поднялся от хребта его, и пена, стекая по стальным удилам, клоками падала на землю. «Куда торопишься? чему обрадовался, лихой товарищ? — сказал Вадим... но тебя ждет покой и теплое стойло: ты не любишь, ты не понимаешь ненависти: ты не получил от благих небес этой чудной способности: находить блаженство в самых диких страданиях... о если б я мог вырвать из души своей эту страсть, вырвать с корнем, вот так! — и он наклонясь вырвал из земли высокий стебель полыни; — но нет! — продолжал он... одной капли яда довольно, чтоб отравить чашу, полную чистейшей влаги, и надо ее выплеснуть всю, чтобы вылить яд...» Он продолжал свой путь, но не шагом: неведомая сила влечет его: неутомимый конь летит, рассекает упорный воздух; волосы Вадима развеваются, два раза шапка чуть-чуть не слетела с головы; он придерживает ее рукою... и только изредка поталкивает ногами скакуна своего; вот уж и село... церковь... кругом огни... мужики толпятся на улице в праздничных кафтанах... кричат, поют песни... то вдруг...
Входимость: 2. Размер: 10кб.
Часть текста: «УМИРАЮЩИЙ ГЛАДИАТОР» , стих. Л. (1836). Первая часть его - переложение трех строф (139-41) из 4-й песни «Паломничества Чайльд Гарольда» (1812-1817) Дж. Байрона. Образ гладиатора получил в переводе Л. неск. иную трактовку. Л. усиливает трагич. звучание стихов, дает значительно более резкую характеристику римской толпе («развратный Рим» и т.п.). Рассуждения Байрона о смерти опущены. Очевидна социальная направленность стих. Л., осуждение бесчеловечных законов общества и гос-ва. Образ гладиатора, умирающего на потеху бездушной толпе, созвучен трагич. мироощущению Л. и его лирич. героя. Отмечалась внутр. близость «Умирающего гладиатора» и стих. «Не верь себе»: картина гибели гладиатора - это как бы предсказание судьбы лирич. героя Л. (Д. Максимов). Стиль «Умирающего гладиатора» близок к ораторскому (эмоц. эпитеты, риторич. вопрос); стих (редкий в рус. стихосложении 6-стопный ямб) глубоко соответствует трагич. содержанию и скорбной интонации произв. Л. Стих. (до 1884 была известна лишь 1-я часть) высоко оценил Л. Н. Толстой: «Открыл нынче еще поэтическую вещь в Лермонтове и Пушкине; в первом Умирающий гладиатор. (Эта предсмертная мечта о доме удивительно хороша)» (Полн. собр. соч., т. 47, 1937, с. 8-9). Вторая часть стих., отразившая известное разочарование поэта в европ. цивилизации (ср. «Последнее новоселье»), вполне оригинальна. В сохранившейся авторизов. копии она перечеркнута. Это объясняли тем, что выраженные здесь взгляды, близкие нарождавшемуся славянофильству (см. Славянофилы), не были характерны для Л. (Б. Эйхенбаум). Высказывалось также предположение, что названные строки исключены автором не по идейным соображениям, а для сохранения худож. единства стих. (С. Шувалов, В. Кирпотин) и должны печататься не в осн. корпусе, а в вариантах (Д....

© 2000- NIV