Cлово "ЖИВОСТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖИВОСТЬЮ, ЖИВОСТИ

Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 2. Размер: 93кб.
Часть текста: КОММЕНТАРИЙ К ДРАМЕ ЛЕРМОНТОВА „МАСКАРАД“ Цель настоящего комментария к „Маскараду“ — ознакомить работников театра с бытом эпохи тридцатых годов XIX в., раскрыть круг житейских интересов светского человека этого времени. Некоторые черты быта, скупо намеченные в драме Лермонтова, расширены в комментарии. Для удобства комментарий сгруппирован по темам: светская жизнь, маскарады, дуэли, карты и пр. НИКОЛАЕВСКАЯ ЭПОХА А. И. Герцен назвал николаевскую эпоху в России „моровой полосой“. Политическим идеалом Николая I была казарма. Тяжелая рука деспотизма душила всякое проявление свободной мысли. Историк С. М. Соловьев называет Николая I „деспотом по природе“, который „любил только бездушное движение войсковых масс по команде“. „Он, — пишет историк, — инстинктивно ненавидел просвещение, как поднимающее голову людям, дающее им возможность думать и судить, тогда как он был воплощенное „ не рассуждать !“ При самом вступлении его на престол враждебно встретили его на площади люди, и эти люди принадлежали к самым просвещенным и даровитым, — они все думали, рассуждали, критиковали, и следствием этого было 14 декабря. По воцарении Николая просвещение перестало быть заслугою, стало преступлением в глазах правительства ... Военный человек, как палка, привыкший не рассуждать, но исполнять, и способный приучить других к исполнению без рассуждений, считался лучшим, самым способным начальником везде; имел ли он какие-нибудь способности, знания, опытность в делах — на это не обращалось никакого внимания. Фрунтовики воссели на всех правительственных местах, и с ними воцарилось невежество, произвол, грабительство,...
Входимость: 2. Размер: 21кб.
Часть текста: иллюстрации однозначного тезиса. Но под пером романтич. поэтов все формы иносказания (притча, аллегория, олицетворение) и все стилистич. фигуры и тропы, основанные на сопряжении и переносе значений (сравнение, уподобление, метафора, параллелизм), обретают многозначительность, углубленность, суггестивность, подхватываются лирико-символич. стихией, так что унаследованная от классицизма строгая дифференциация этих форм, тропов и фигур становится не слишком существенной на фоне их общего символич. звучания (см. Стилистика). В лирически едином мире Л., полном настойчивых самоповторений (см. Творческий процесс), излюбленные образы могут годами странствовать по разным поэтич. контекстам, обрастая все новыми смыслами (напр., лермонт. "пустыня" с ее огромным диапазоном колеблющихся значений), могут из традиционно развернутой аллегории ("чаша жизни", см. одноим. стих. 1831) перерождаться в краткое символич. обозначение сложных жизненных состояний («Едва касались мы до чаши наслажденья, / Но юных сил мы тем не сберегли...» - «Дума»; или «Разлей...
Входимость: 2. Размер: 106кб.
Часть текста: вскоре и дружбу с Сашенькой Верещагиной 1 . Мы жили рядом на Молчановке и почти с первой встречи сделались неразлучны: на водах, на гулянье, в театре, на вечерах, везде и всегда вместе. Александр Алексеев ухаживал за нею, а брат его Николай за мною 2 , и мы шутя называли друг друга «bella soeur» *1 . Меня охотно к ней отпускали, но не для моего удовольствия, а по расчету: ее хотели выдать замуж за одного из моих дядей — вдовца с тремя почти взрослыми детьми, и всякий раз, отпуская меня к ней, приказывали и просили расхваливать дядю и намекать ей о его любви 3 . Он для своих лет был еще хорош собою, любезен по-своему, то есть шутник (чего я никогда не терпела ни в ком) и всячески старался пленить Сашеньку, слывшую богатой невестой; но обе мы трунили над стариком, как говорится, водили его за нос, обе мы давали ему несбыточные надежды на успех, она из кокетства, а я из опасения, чтоб меня не разлучили с ней, и мы сообща все проволочки, все сомнения, все замедления сваливали на бессловесную старушку, мать ее. У Сашеньки встречала я в это время ее двоюродного брата, неуклюжего, косолапого мальчика лет шестнадцати или семнадцати, с красными, но умными, выразительными глазами, со вздернутым носом и язвительно-насмешливой улыбкой 4 . Он учился в Университетском пансионе, но ученые его занятия не мешали ему быть почти каждый вечер нашим кавалером на гулянье и на вечерах; все его называли просто Мишель, и я так же, как и все, не заботясь нимало о его фамилии. Я прозвала его своим чиновником по особым поручениям и отдавала ему на сбережение мою шляпу, мой зонтик, мои перчатки, но перчатки он часто затеривал, и я грозила отрешить его от вверенной ему должности. Один раз мы сидели вдвоем с Сашенькой в ее кабинете, как вдруг она сказала мне: «Как Лермонтов влюблен в тебя!» — Лермонтов! Да я не знаю его и, что всего лучше, в первый раз слышу его фамилию. — Перестань притворяться,...
Входимость: 1. Размер: 53кб.
Часть текста: граф, муз. деятель, композитор и меценат, гофмейстер двора; организатор и вдохновитель домашних муз. вечеров, близкий к А. С. Пушкину и его окружению. По свидетельству В. А. Жуковского, в 1839 он и В. вдвоем читали лермонт. «Демона». Известны романсы В. на слова Л.: «Романс Нины» (из драмы «Маскарад», СПБ, 1844), «Отчего?» («Мне грустно», СПБ, 1851), «Тучи» (Муз. сб. в память А. Е. Варламова, СПБ, 1851). Портрет В. (миниатюра) работы Рокштуля (1818) - в изд. Рус. портреты, т. 4, в. 3, № 118. Луиза Карловна (1791-1853), графиня (урожд. принцесса Бирон), жена Михаила Юрьевича. В письме к А. И. Тургеневу, извещая адресата о смерти Л., она писала: «В нем мы лишились многообещающего поэта, странная судьба наших даровитых молодых людей...» [Герштейн (8), с. 127]. Портрет (масло) работы К. Рейхеля (1816) - в изд.: Рус. портреты, т. 4, в. 3, № 34. Матвей Юрьевич (1794-1866), граф, виолончелист и муз. деятель, шталмейстер двора. Брат Михаила Юрьевича, постоянный участник домашних концертов. Портрет (масло) работы К. Брюллова (1828) хранится в Гос. худож. музее БССР в Минске (см. в кн.: Ацаркина Э., К. П. Брюллов. Жизнь и творчество, М., 1963, с. 334). Лит.: З[отов] Р., Музыкальные новости, «Сев. пчела», 1850, 28 марта, с. 273; Аронсон М., Рейсер С., Лит. кружки и салоны, Л., 1929, с. 193-96; Соллогуб В. А.,...
Входимость: 1. Размер: 34кб.
Часть текста: что-нибудь! — и она опустилась в широкое пате возле камина: тот, к кому она обращалась, сел против нее и ничего не отвечал. В комнате их было только двое, и холодное молчание Лугина показывало ясно, что он не принадлежал к числу ее обожателей. — Скучно, — сказала Минская и снова зевнула, — вы видите, я с вами не церемонюсь! — прибавила она. — И у меня сплин! — ...отвечал Лугин. — Вам опять хочется в Италию! — сказала она после некоторого молчания. — Не правда ли? Лугин в свою очередь не слыхал вопроса; он продолжал, положив ногу на ногу и уставя глаза безотчетливо на беломраморные плечи своей собеседницы: — Вообразите, какое со мной несчастье: что может быть хуже для человека, который, как я, посвятил себя живописи! — вот уже две недели, как все люди мне кажутся желтыми, — и одни только люди! добро бы все предметы; тогда была бы гармония в общем колорите; я бы думал, что гуляю в галерее испанской школы. Так нет! всё остальное как и прежде; одни лица изменились; мне иногда кажется, что у людей вместо голов лимоны. Минская улыбнулась. — Призовите доктора, — сказала она. — Доктора не помогут — это сплин! — Влюбитесь! — (Во взгляде, который сопровождал это слово, выражалось что-то похожее на следующее: «мне бы хотелось его немножко помучить!») — В кого? — Хоть в меня! — Нет! вам даже кокетничать со мною было бы скучно — и потом, скажу вам откровенно, ни одна женщина не может меня любить. — А эта, как бишь ее, итальянская графиня, которая последовала за вами из Неаполя в Милан?.. — Вот видите, — отвечал задумчиво Лугин, — я сужу других по себе и в этом отношении, уверен, не ошибаюсь. Мне точно случалось возбуждать в иных женщинах все признаки страсти — но так...

© 2000- NIV