Cлово "ЖИЗНЕННОСТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖИЗНЕННОСТИ, ЖИЗНЕННОСТЬЮ

Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 2. Размер: 44кб.
Часть текста: ли можно указать хоть на одно произведение Лермонтова, в стихах и в прозе, от которого та или иная — автобиографическая или художественная — нить не вела к «Герою нашего времени» (1839—1840). Этот роман — итог всего творческого пути Лермонтова. Еще в 1829 г. Лермонтов написал стихотворение «Монолог», в котором робкою рукою отрока, но удивительно тонко и верно схвачено то умонастроение и жизнечувствие, которое преисполняло Печорина: Поверь, ничтожество 37 есть благо в здешнем свете. — К чему глубокие познанья, жажда славы, Талант и пылкая любовь свободы, Когда мы их употребить не можем. Мы, дети севера, как здешние растенья, Цветем недолго, быстро увядаем... Как солнце зимнее на сером небосклоне, Так пасмурна жизнь наша. Так недолго Ее однообразное теченье... И душно кажется на родине, И сердцу тяжко, и душа тоскует... Не зная ни любви, ни дружбы сладкой, Средь бурь пустых томится юность наша, И быстро злобы яд ее мрачит, И нам горька остылой жизни чаша; И уж ничто души не веселит.  (Т. I, стр. 57.) Столь незрелое в художественном отношении отроческое стихотворение Лермонтова является как бы предисловием-прологом к его знаменитому роману, самому совершенному из его произведений. В стихотворении не только намечено психологическое содержание романа как исповеди «героя нашего времени», но и установлена краткими, но верными чертами связь пессимистического умонастроения этого «героя» с общественными условиями его родной страны: «глубокие познанья, жажда славы, талант, пылкая любовь свободы» — все это умственное, внутреннее богатство Печориных не нужно не само по себе (само по себе психическое богатство это высоко ценно), а не нужно и бесплодно оно потому, что все эти сокровища личности «мы употребить не можем»; «душно на родине» — вот отчего и «сердцу» Печориных «тяжко» и душа их «тоскует». Но это не значит, что жребий их...
Входимость: 2. Размер: 53кб.
Часть текста: написанная в 1836 г., когда Лермонтов был уже офицером. Об этой части лермонтовского наследства давно сложилось общее мнение, ярче и резче всех выраженное Вл. Соловьевым, который писал об этих поэмах как «о произведениях, внушенных демоном нечистоты» 17 . Через четверть века после В. Соловьева Б. Эйхенбаум писал: «Вместо иносказаний и каламбуров (как в еретических поэмах Вольтера и Пушкина. — С. Д. ) мы видим в них просто скабрезную терминологию, грубость которой не производит никакого впечатления, потому что не является художественным приемом ... Недаром поэмы эти написаны Лермонтовым именно в тот период, когда творчество его, сначала (1830—1831) очень напряженное и обильное, вдруг ослабело и почти остановилось. За этими поэмами скрывается, повидимому, разочарование в своей юношеской работе и мрачные думы о ничтожестве ... Поэмы 1833—1834 гг. я склонен рассматривать не как литературные произведения, а как психологический документ, оправдывающий деление творчества Лермонтова на два ...
Входимость: 1. Размер: 66кб.
Часть текста: понятия С. усугубляется в этих случаях многозначностью самих понятий реализм и романтизм; Л., своим творчеством «уточнивший» и во многом определивший понятие «русский романтизм», сам же в своей индивидуальности нередко определяется через это понятие. Все это ставит исследователей перед необходимостью поисков новых путей при решении вопроса о стиле Л. Преодолевая, отвергая и пародируя одно, обогащая и развивая другое, переосмысливая третье, Л. мало что не заметил, мало на что не откликнулся в современной и предшествующих ему рус. и европ. лит-рах (см. Заимствования ). И чаще всего эта память, эти связи - на поверхности, они бросаются в глаза, как, напр., принадлежавший А. А. Бестужеву (Марлинскому) первый стих "Паруса" - "Белеет парус одинокой". Но то, что бросается в глаза - прозаизмы или романтич. штампы, необычные словосочетания, особого свойства эпитеты или чужие строчки, - еще не есть С.; вне взаимодействия с глубинными закономерностями творчества языковые и стилистич. особенности словоупотребления стилем не являются, сами по себе его не характеризуют, ибо вне закономерности стиля нет (см. Соколов А. Н., Теория стиля, М., 1968). Так что многие ценные наблюдения лермонтоведов над стилем Л. характеризуют скорее его поэтический язык и стилистику. В данной статье С. рассматривается как выражение индивидуальной целостности худож. мира и худож. мышления писателя, проявляющейся на разных уровнях содержат. структуры произведения. История изучения стиля Лермонтова. Индивидуальность стиля Л. вырастала на основе усвоения и преломления лит. форм, выработанных зап.-европ. и рус. романтизмом....
Входимость: 1. Размер: 48кб.
Часть текста: героя» (ср. «Демон» Л.). В стих. «На Валерике», посв. битве 4 мая 1847, упоминается Л. как участник давнего сражения на этой реке (1840) и его стих. «Валерик». В ст. «Кое-что о службе и смерти на Кавказе Марлинского и Лермонтова» Б. попытался обобщить сведения о Л., собранные там, где бывал поэт. В 1868 предпринял безуспешные поиски места дуэли Л. и указал ориентиры первого захоронения его останков. Б. можно считать первым исследователем кавк. страниц жизни Л. Соч.: Три поэмы из нравов горцев..., СПБ, 1869; Стихи и рассказы, СПБ, 1895; Неск. картин из Кавк. войны и нравов горцев, СПБ, 1910. Лит.: Семенов (5), с. 161-62. БЕЛИНСКИЙ ВИССАРИОН ГРИГОРЬЕВИЧ Статья большая, находится на отдельной странице . БЕЛКИН ВЕНИАМИН ПАВЛОВИЧ БЕЛКИН Вениамин Павлович (1884-1951), сов. художник. Участник выставок «Мира искусства». В 1919 выполнил рис. к стих. Л. «Валерик» (тушь, белила; ГРМ); в 1920 в серии «Нар. б-ка» с илл. Б. вышла повесть «Княжна Мери»: виньетка на обложке -...
Входимость: 1. Размер: 92кб.
Часть текста: мистической гофманиадой. Автор романа, стоящего у истоков русского психологического реализма, и «физиологического очерка» «Кавказец», лелеявший замыслы исторического романа-эпопеи, в силу ли простой исторической случайности или внутренних закономерностей эволюции оставил в качестве литературного завещания «отрывок из неоконченной повести», носящей на себе все признаки романтической истории о безумном художнике и фантастического романа о призраках. Нет ничего удивительного, что повесть эта, известная под условным названием «Штосс», привлекает и будет привлекать к себе внимание исследователей и порождает и будет порождать диаметрально противоположные толкования, благо ее как будто нарочитая неоконченность открывает широкий простор для гипотез. Первые исследователи «Штосса» рассматривали его как романтическую повесть в духе Гофмана и Ирвинга и приводили параллели; мотив «оживающего портрета» сопоставляли с подобным же у Гоголя и Метьюрина. 1 Гоголевские традиции в «Штоссе» были отмечены довольно рано; 2 советские исследователи расширили и обогатили эту сферу сопоставлений и установили связь повести с ранним русским «натурализмом» («натуральной школой»). 3 Именно эти наблюдения привели к трактовке «Штосса» как произведения антиромантического; тщательное...

© 2000- NIV