Cлово "ЖИЗНЕННОСТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖИЗНЕННОСТИ, ЖИЗНЕННОСТЬЮ

Входимость: 2. Размер: 44кб.
Входимость: 2. Размер: 53кб.
Входимость: 1. Размер: 17кб.
Входимость: 1. Размер: 77кб.
Входимость: 1. Размер: 18кб.
Входимость: 1. Размер: 24кб.
Входимость: 1. Размер: 44кб.
Входимость: 1. Размер: 48кб.
Входимость: 1. Размер: 24кб.
Входимость: 1. Размер: 13кб.
Входимость: 1. Размер: 48кб.
Входимость: 1. Размер: 20кб.
Входимость: 1. Размер: 9кб.
Входимость: 1. Размер: 37кб.
Входимость: 1. Размер: 76кб.
Входимость: 1. Размер: 34кб.
Входимость: 1. Размер: 66кб.
Входимость: 1. Размер: 92кб.
Входимость: 1. Размер: 32кб.
Входимость: 1. Размер: 45кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 2. Размер: 44кб.
Часть текста: но удивительно тонко и верно схвачено то умонастроение и жизнечувствие, которое преисполняло Печорина: Поверь, ничтожество 37 есть благо в здешнем свете. — К чему глубокие познанья, жажда славы, Талант и пылкая любовь свободы, Когда мы их употребить не можем. Мы, дети севера, как здешние растенья, Цветем недолго, быстро увядаем... Как солнце зимнее на сером небосклоне, Так пасмурна жизнь наша. Так недолго Ее однообразное теченье... И душно кажется на родине, И сердцу тяжко, и душа тоскует... Не зная ни любви, ни дружбы сладкой, Средь бурь пустых томится юность наша, И быстро злобы яд ее мрачит, И нам горька остылой жизни чаша; И уж ничто души не веселит.  (Т. I, стр. 57.) Столь незрелое в художественном отношении отроческое стихотворение Лермонтова является как бы предисловием-прологом к его знаменитому роману, самому совершенному из его произведений. В стихотворении не только намечено психологическое содержание романа как исповеди «героя нашего времени», но и установлена краткими, но верными чертами связь пессимистического умонастроения этого «героя» с общественными условиями его родной страны: «глубокие познанья, жажда славы, талант, пылкая любовь свободы» — все это умственное, внутреннее богатство Печориных не нужно не само по себе (само по себе психическое...
Входимость: 2. Размер: 53кб.
Часть текста: тот период, когда творчество его, сначала (1830—1831) очень напряженное и обильное, вдруг ослабело и почти остановилось. За этими поэмами скрывается, повидимому, разочарование в своей юношеской работе и мрачные думы о ничтожестве ... Поэмы 1833—1834 гг. я склонен рассматривать не как литературные произведения, а как психологический документ, оправдывающий деление творчества Лермонтова на два периода (1829—1832 и 1836—1841)» 18 . Несмотря на то, что Вл. Соловьев и Эйхенбаум стояли на совершенно несходных точках зрения: один — мистической морали, другой — формального литературоведения, оба приходят к одинаковому выводу: юнкерские поэмы Лермонтова стоят вне литературы. Если Вл. Соловьев видит в них факт морального падения Лермонтова, то для Эйхенбаума они свидетельствовали о литературном падении Лермонтова. Падение это настолько глубоко, что литературовед решительно отказывался рассматривать эти поэмы «как литературные произведения», а видел, подобно Вл. Соловьеву, в них лишь «психологический документ». Противоположная точка зрения на юнкерские поэмы Лермонтова была намечена академиком П. Н. Сакулиным в его статье «Земля и небо в поэзии Лермонтова»: «Если забыть об этической оценке этих произведений, то им следует приписать важное значение в эволюции лермонтовского творчества. Как шуточные и эротические повести других поэтов...
Входимость: 1. Размер: 17кб.
Часть текста: у нас главным образом шли очень слабые пьесы некоторых современных драматургов, единственным достоинством которых была злободневная тематика. Казалось, что „Маскарад“ прозвучит чужим. Между тем, та сила страсти, которая была вложена в эту пьесу, покорила нового зрителя и заставила отнестись к себе с необычайным вниманием. Не моя задача говорить о том, как шел этот спектакль, как играли актеры, хотя при оценке спектакля надо, конечно, говорить о классической традиции исполнения Юрьевым роли Арбенина, надо говорить, конечно, и о режиссерском решении спектакля. В мою задачу из всего комплекса этого спектакля входит один компонент его — Головин. Головин по существу является тем первоисточником, на который так или иначе ссылаются все дальнейшие художники, работающие над „Маскарадом“. Декорации Головина, скорее чувственные, чем страстные, не вполне отражают содержание лермонтовской трагедии. Можно спорить с Головиным по линии эпохи, его восприятие мира все-таки в значительной степени эстетское, он больше любуется прошлым, чем оценивает и характеризует его. Тем не менее, в некоторых...
Входимость: 1. Размер: 77кб.
Часть текста: Лермонтова: Исследования и материалы: Сборник первый. — М.: ОГИЗ; Гос. изд-во худож. лит., 1941 . — С. 589—616. Д. Я. Гершензон — ЛЕРМОНТОВ В РУССКОЙ КРИТИКЕ О великом русском писателе Лермонтове можно сказать словами Белинского, относящимися к Пушкину: Лермонтов «принадлежит к вечно живущим и движущимся явлениям, не останавливающимся на той точке, на которой застала их смерть, но продолжающим развиваться в сознании общества. Каждая эпоха произносит о них свое суждение ... » Действительно, каждая эпоха произносила свое суждение о Лермонтове. Вернее, в каждую эпоху критики различных социально-политических убеждений по-разному оценивали поэзию Лермонтова, ее общественно-политический характер и значение ее в истории русской литературы. Мы не ставим перед собой задачи дать оценку всей критической литературы о Лермонтове, мы хотим лишь показать, как на разных этапах развития русской общественной мысли изменялось отношение к Лермонтову со стороны русской критики. При всем многообразии и изменчивости этих критических оценок в русской критике выделились две различные концепции лермонтовского творчества: одна рассматривала Лермонтова как непримиримого протестанта и бунтаря, другая признавала наиболее значительными у Лермонтова мотивы примиренности, гармонии, религиозности и видела в нем поэта, пришедшего к смирению. Бунтарские же и обличительные стороны творчества Лермонтова эта группа критиков оценивала как явление наносное, чуждое русской жизни, объясняемое подражанием Западу. Для данной линии критики характерна и ...
Входимость: 1. Размер: 18кб.
Часть текста: последние остатки» декабризма. Лермонтов не назвал имени опального поэта, но с нежностью вспомнил об его произведении, создавая одноименную поэму: «Сашка» — старое название! Но «Сашка» тот печати не видал, и не дозревши он угас в изгнании» (т. III, стр. 375). Образ поэта, замученного деспотизмом Николая I, не мог не вызывать симпатии в Лермонтове, который себя тоже чувствовал узником тирании, «пленным рыцарем» власти. Участь Полежаева, «незаконного» сына и человека почти без связей, была внешне трагичнее, чем жизнь внука властной и родовитой Арсеньевой, но оба поэта, воплотившие последние отзвуки декабристской революции, последние отголоски грома на Сенатской площади, должны были сходно чувствовать себя в современном обществе. Творческая близость между поэтами проявляется в ряде произведений. Обычно упоминают, но не развивают кратких указаний о сходстве одноименных произведений обоих поэтов. Разумеется, название, которое Лермонтов дал своей поэме, и упоминание о Полежаеве не случайны. Между поэмами есть черты несомненного родства: пользуясь формой описания легкомысленных похождений и «соблазнительных» сцен, поэты предаются размышлениям о недостатках своей современности. Обе поэмы представляют рассказ автора, приятеля героя, о студенческих годах последнего. Эти позиции авторов, друзей своих героев, неизбежно приводят к сходным приемам повествования: Полежаев обращается к «студентам всех земель и краев», рекомендуя своего героя: «Он ваш товарищ и мой друг». Лермонтов становится в ту же позу: «Monsieur, рекомендую: герой мой, друг мой — Сашка ... » Этот прием восходит к манере непринужденного рассказа «Евгения Онегина», за которым подчеркнуто следует сам Полежаев. Однако тема лермонтовской повести —...

© 2000- NIV