Cлово "ЮНОСТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЮНОСТИ, ЮНОСТЬЮ

Входимость: 6. Размер: 44кб.
Входимость: 4. Размер: 36кб.
Входимость: 4. Размер: 34кб.
Входимость: 4. Размер: 76кб.
Входимость: 4. Размер: 56кб.
Входимость: 3. Размер: 28кб.
Входимость: 3. Размер: 34кб.
Входимость: 3. Размер: 44кб.
Входимость: 3. Размер: 72кб.
Входимость: 3. Размер: 52кб.
Входимость: 3. Размер: 91кб.
Входимость: 3. Размер: 49кб.
Входимость: 3. Размер: 47кб.
Входимость: 3. Размер: 58кб.
Входимость: 3. Размер: 60кб.
Входимость: 3. Размер: 179кб.
Входимость: 3. Размер: 76кб.
Входимость: 3. Размер: 39кб.
Входимость: 2. Размер: 18кб.
Входимость: 2. Размер: 16кб.
Входимость: 2. Размер: 49кб.
Входимость: 2. Размер: 6кб.
Входимость: 2. Размер: 186кб.
Входимость: 2. Размер: 46кб.
Входимость: 2. Размер: 60кб.
Входимость: 2. Размер: 78кб.
Входимость: 2. Размер: 122кб.
Входимость: 2. Размер: 19кб.
Входимость: 2. Размер: 6кб.
Входимость: 2. Размер: 29кб.
Входимость: 2. Размер: 34кб.
Входимость: 2. Размер: 28кб.
Входимость: 2. Размер: 8кб.
Входимость: 2. Размер: 34кб.
Входимость: 2. Размер: 41кб.
Входимость: 2. Размер: 7кб.
Входимость: 2. Размер: 71кб.
Входимость: 2. Размер: 42кб.
Входимость: 2. Размер: 37кб.
Входимость: 2. Размер: 24кб.
Входимость: 2. Размер: 67кб.
Входимость: 2. Размер: 28кб.
Входимость: 2. Размер: 13кб.
Входимость: 2. Размер: 59кб.
Входимость: 2. Размер: 50кб.
Входимость: 2. Размер: 34кб.
Входимость: 2. Размер: 12кб.
Входимость: 2. Размер: 74кб.
Входимость: 2. Размер: 30кб.
Входимость: 2. Размер: 29кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 6. Размер: 44кб.
Часть текста: С. Лермонтов и Л. Толстой // Творчество М. Ю. Лермонтова: 150 лет со дня рождения, 1814—1964. — М.: Наука, 1964 . — С. 395—414. С. ЛЕУШЕВА Лермонтов и Л. Толстой * История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа, особенно когда она — следствие наблюдений ума зрелого над самим собою и когда она писана без тщеславного желания возбудить участие или удивление» (VI, 249). Этими словами в предисловии к «Журналу Печорина», записки которого убеждают «в искренности того, кто так беспощадно выставлял наружу собственные слабости и пороки», Лермонтов определил художественную роль романа «Герой нашего времени», в котором он обрисовал «современного человека, каким он его понимает» (VI, 203). Эта художественная цель поразительно близка задачам, какие ставил в своем творчестве Лев Толстой, несравненный мастер «диалектики души». На преемственную связь Толстого с Лермонтовым в этом плане впервые обратил внимание Н. Г. Чернышевский; вслед за ним этого вопроса касались многие исследователи 1 . Мы оставляем в стороне сопоставление психологического анализа у Толстого и Лермонтова, равно как и обрисовку войны в творчестве обоих писателей 2 , сосредоточивая внимание на нравственных исканиях, нравственном идеале «Героя нашего времени» и «Казаков». Два рассказа из напечатанных Лермонтовым ...
Входимость: 4. Размер: 36кб.
Часть текста: к-рых можно судить, опираясь не только на их творчество, но и на прямые высказывания, выраженные в публицистич., дневниковой и эпистолярной форме, занимающие целые тома в их собр. соч., Л. не оставил суждений, позволяющих с достаточной определенностью представить его социально-историч. взгляды (ср. Письма). В значит. степени это связано с ранней гибелью поэта, не успевшего высказаться по многим волновавшим его проблемам эпохи (в этой связи знаменательно, что Л. в последние годы жизни собирался издавать журнал). Говорить поэтому можно именно о социально-историч. проблематике творчества Л., а не о его взглядах как таковых. Последние можно лишь пытаться реконструировать, собирая по крупицам все, что поможет пролить свет на интересующие исследователей вопросы: отд. суждения Л. о гл. проблемах эпохи в его произв., немногочисл. письмах, заметках, а также в письмах и воспоминаниях современников. Неудивительно поэтому, что проблема мировоззрения Л. все еще остается недостаточно...
Входимость: 4. Размер: 34кб.
Часть текста: 3 „МАСКАРАД" КАК СОЦИАЛЬНАЯ ТРАГЕДИЯ Режиссеры советских периферийных театров, борясь с мелодраматической и мистико-символистской (декадентской) трактовками „Маскарада“, стремились раскрыть социальное содержание драмы Лермонтова. Но, запутанные вульгарными социологами, они, как мы уже сказали, не увидели того, что составляет самое существенное в „Маскараде“: трагедию Арбенина. Режиссеры и исполнители стали „разоблачать“ и „казнить“ Арбенина потому, что они не увидели, не поняли того, что отличает Арбенина от его окружения. Нельзя правильно понять „Маскарад“, не поняв центрального образа драмы — образа Арбенина. Вот почему в дальнейшем нашем изложении речь пойдет главным образом об Арбенине. В старой критике образ Арбенина не раз назывался статическим. Это — глубоко ошибочное утверждение. В пределах драмы Арбенин проходит большой и сложный путь. Зритель знакомится с Арбениным в тот момент, когда Арбенин говорит о „забвеньи тяжелой, черной старины“, когда, встретив Нину, он стал „снова любить и веровать“, „хотел небесные мечты осуществить предавшися надежде и в сердце оживить все, что цвело в нем прежде“, когда „черствая кора“ с его души слетела и он „воскрес для жизни и добра“. Зритель знакомится с воскресшим Арбениным, нашедшим в Нине счастье и радость, осудившим свой недавний образ жизни („тяжелая, черная старина“), готовым оживить в сердце „все, что цвело в нем прежде“, полным стремления „осуществить небесные мечты и надежды“ своей молодости. Но „воскресение“ Арбенина было еще менее прочным и долговечным, чем, скажем, „воскресение“ толстовского князя Нехлюдова. „Воскресший“ Арбенин всей своей плотью и...
Входимость: 4. Размер: 76кб.
Часть текста: индивидуализма, связанного с утверждением свободы и прав человека, осуществил невиданное еще в русской литературе единство трагического протестующего сознания, которое организует и подчиняет себе все элементы его поэзии. Кто не заметил и не понял это единство, тот, подобно Шевыреву, мог считать Лермонтова эклектиком и «протеем», ибо лермонтовское творчество действительно представляет собой итог и синтез всех прогрессивных моментов русского романтизма. Но стоило понять это единство (впервые это удалось Белинскому) – и каждое лермонтовское слово, – хотя бы оно восходило к Жуковскому, или к Пушкину, или к Языкову, – наполнилось новым содержанием; творчество Лермонтова оказалось принципиально новым этапом развития русской культуры. Современникам не приходило в голову сводить Пушкина к «байроническим мотивам». Вообще всякому однозначному толкованию Пушкина препятствовала необычайная широта пушкинского охвата, та всеобъемлемость, с которой Пушкин отзывался на существеннейшие явления мировой культуры. Эта всеобъемлемость стала впоследствии основным тезисом речи Достоевского о Пушкине, но о ней говорили гораздо раньше. Именно в этой связи Гоголь, благоговевший перед Пушкиным, утверждал, что у Пушкина нет «своей личности». «Что схватишь из его сочинений о нем самом? Поди, улови его характер, как человека! На место его предстанет тот же чудный образ, на все откликающийся и одному себе не находящий отклика ... А между тем все там – история его самого. Но это ни для кого незримо. Читатель услышал одно только благоухание; но какие вещества перегорели в груди поэта за тем, чтобы издать это благоухание, того никто не может услышать» («В чем же наконец существо русской поэзии»). Пушкин постоянно намекал в стихах на факты своей биографии, вводил в свои произведения себя самого, своих друзей, текущие литературные интересы. Но этот авторский образ никогда не покрывал собой, никогда не сосредоточивал в себе...
Входимость: 4. Размер: 56кб.
Часть текста: о которых идет речь, это — «Не смейся над моей пророческой тоскою», «Я не хочу, чтоб свет узнал», «Гляжу на будущность с боязнью», «Никто моим словам не внемлет ... я один» и «Мое грядущее в тумане». До 1953 г. в советских изданиях сочинений Лермонтова они печатались рядом под 1837 г. Получался единый цикл стилистически и тематически связанных между собой лирических стихотворений. Но после того как для последующих изданий собраний сочинений были пересмотрены все датировки, пять названных стихотворений оказались в разных отделах соответственного тома: «Никто моим словом не внемлет ... я один» и «Мое грядущее в тумане» попали в раздел «Стихотворения неизвестных годов», «Не смейся над моей пророческой тоскою» и «Я не хочу, чтоб свет узнал» остались в разделе стихов 1837 г., а «Гляжу на будущность с боязнью» поставлено в раздел стихов 1838 г. 1 Цикл распался. Между тем основания, выдвинутые новыми...

© 2000- NIV