Cлово "НЕДЕЛЯ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НЕДЕЛИ, НЕДЕЛЮ, НЕДЕЛЬ, НЕДЕЛЕ

Входимость: 7. Размер: 72кб.
Входимость: 7. Размер: 98кб.
Входимость: 5. Размер: 44кб.
Входимость: 5. Размер: 51кб.
Входимость: 4. Размер: 106кб.
Входимость: 4. Размер: 123кб.
Входимость: 4. Размер: 39кб.
Входимость: 4. Размер: 49кб.
Входимость: 3. Размер: 61кб.
Входимость: 3. Размер: 36кб.
Входимость: 3. Размер: 73кб.
Входимость: 3. Размер: 44кб.
Входимость: 3. Размер: 37кб.
Входимость: 3. Размер: 42кб.
Входимость: 3. Размер: 30кб.
Входимость: 3. Размер: 9кб.
Входимость: 3. Размер: 24кб.
Входимость: 3. Размер: 12кб.
Входимость: 3. Размер: 39кб.
Входимость: 3. Размер: 41кб.
Входимость: 2. Размер: 66кб.
Входимость: 2. Размер: 63кб.
Входимость: 2. Размер: 45кб.
Входимость: 2. Размер: 25кб.
Входимость: 2. Размер: 18кб.
Входимость: 2. Размер: 10кб.
Входимость: 2. Размер: 55кб.
Входимость: 2. Размер: 60кб.
Входимость: 2. Размер: 78кб.
Входимость: 2. Размер: 3кб.
Входимость: 2. Размер: 16кб.
Входимость: 2. Размер: 18кб.
Входимость: 2. Размер: 66кб.
Входимость: 2. Размер: 26кб.
Входимость: 2. Размер: 23кб.
Входимость: 2. Размер: 7кб.
Входимость: 2. Размер: 60кб.
Входимость: 2. Размер: 42кб.
Входимость: 2. Размер: 81кб.
Входимость: 2. Размер: 20кб.
Входимость: 2. Размер: 56кб.
Входимость: 2. Размер: 13кб.
Входимость: 2. Размер: 28кб.
Входимость: 2. Размер: 63кб.
Входимость: 2. Размер: 22кб.
Входимость: 2. Размер: 19кб.
Входимость: 2. Размер: 47кб.
Входимость: 2. Размер: 92кб.
Входимость: 2. Размер: 30кб.
Входимость: 2. Размер: 9кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 7. Размер: 72кб.
Часть текста: он жив и здоров". ЛН, т. 45-46, 1948, с. 374. * Речь идет о стихотворении "Завещание", напечатанном вскоре во второй, февральской, книжке "Отечественных записок". Начало года. Эпиграмма Лермонтова на О. И. Сенковского ("Под фирмой иностранной иноземец"). Лермонтов, АН СССР, т. II, с. 178 и 354. Около 14 января. Лермонтов получил для передачи А. П. Ермолову частное письмо от командующего войсками Кавказской линии и в Черномории генерал-адъютанта П. X. Граббе. Это письмо Лермонтов должен был передать Ермолову в Орле или в Москве, проездом в Петербург. Упоминание об этом письме в черновике письма П. X. Граббе к А. П. Ермолову от 15 марта 1841 г. - ЦГВИА, ф. 62, д. 76, л. 66; С. А. Андреев-Кривич. Кабардино-черкесский фольклор в творчестве Лермонтова. "Ученые записки Кабардинского научно-исследовательского института", т. 1, Нальчик, 1946, с. 260. О возможной встрече Лермонтова с Ермоловым в 1841 г. см.: И. Андроников. М. Ю. Лермонтов. Изд. "Советский писатель", М., 1951, с. 277-291; ср.: Андроников. Исследования и находки, с. 480-496. 14 января. Лермонтову выдан отпускной билет № 384 на два месяца. Вероятно, в этот день он выехал из Ставрополя в Петербург через Новочеркасск, Воронеж, Москву. Отношение Штаба войск Кавказской линии и Черномории командиру Тенгинского пехотного полка от 20 января 1841 г. за № 950. ЦГАЛИ; ср.: Л. П. Семенов. Новые документы о Лермонтове. "Горская мысль", 1922, кн. 3, с. 44; Ракович, с. 251. 16 января. В. Г. Белинский в письме к В. П. Боткину пишет: "Кстати об "Отечественных записках": 2 № будет несравненно лучше первого... Из стихов "Ночь" и другие Кольцова, "Соседи" и "Песня" Красова; новое...
Входимость: 7. Размер: 98кб.
Часть текста: и письма Гогенлоэ резко отличались от обычных депеш и дипломатических писем: помимо обязательных сведений, они содержали огромное количество всяких описаний, анекдотов и подробностей. Депеши Гогенлоэ — это скорее хроника, иногда принимающая форму дневника, которую дипломат использует осознанно и намеренно. «Мой дневник» («mon journal») — называет посланник депеши, составленные в период событий 14 декабря, когда он ведет записи по часам; так же озаглавлены депеши о праздновании двадцатипятилетия бородинской годовщины. В одной из депеш Гогенлоэ сообщает о состоявшейся в феврале 1840 г. дуэли Лермонтова с сыном французского посла Эрнестом де Барантом. Упоминание это важно. С фактической стороны оно как будто не дает ничего нового, однако оно предстает в окружении иных сообщений Гогенлоэ о жизни придворного и великосветского Петербурга и становится частью некоей общей картины. В этой картине, увиденной глазами умного и проницательного иностранца, долго прожившего в России, проясняются некоторые связи и отношения, ускользавшие от других наблюдателей и важные для биографа Лермонтова. Ее-то мы и постараемся восстановить на основании неизданных и неизвестных лермонтоведам документов Штутгартского архива. 1 У вюртембергского посланника князя Гогенлоэ-Кирхберга и его жены графини Екатерины Ивановны Голубцовой в здании вюртембергского посольства (Галерная улица, дом 45) с осени 1835 г. стали регулярно собираться по средам. К концу 1830-х гг., когда у посланника стал бывать Лермонтов, принимали по вторникам — в доме Екатерины Ивановны. Салон...
Входимость: 5. Размер: 44кб.
Часть текста: на перекладной въехал я в 1-й Округ пахотных солдат Аракчеевского поселения 1 , где расположен был тогда лейб-гвардии Гродненский гусарский полк, принадлежавший к составу 2-й гвардейской кавалерийской дивизии и в котором я прослужил двадцать пять лет. Многочисленные огоньки в окнах больших каменных домов и черные силуэты огромнейшего манежа, гауптвахты с превысокой каланчой, большого плаца с бульваром, обсаженным липами, на первый раз и впотьмах очень живописно представились моему воображению, и я мнил, что вся моя будущая жизнь будет хоть и провинциальная, но городская. С светом все мои надежды рушились: я увидел себя в казармах, окруженного казармами, хотя, правду сказать, великолепными, так как на полуверстном квадратном пространстве полк имел все необходимое и даже роскошное для своего существования. Огромный манеж (в длину устанавливалось три эскадрона в развернутом фронте) занимал одну сторону плаца и был расположен своим длинным фасом к р. Волхову на полугоре, на которой к реке были полковые огороды. На противоположном фасе квадратного плаца тянулись пять офицерских флигелей, разделенных между собою садиками за чугунными решетками и двумя отдельными домами по бокам, в которых помещались: в одном нестроевая рота, а в другом — наш полковой «Елисеев» — маркитант Ковровцев. На правом фасе, подъезжая от Волхова, были два дома для женатых офицеров или штаб-офицеров, гауптвахта с каланчою, о которой я упомянул выше, а на внутреннем дворе помещалась трубачевская команда; на левом фасе был дом полкового командира, такие же два дома с...
Входимость: 5. Размер: 51кб.
Часть текста: от ближайшего окружения Герцена, Грановского, братьев Киреевских ... Именно такие свидетельства имеются в богатом архиве Елагиных — Киреевских. Авдотья Петровна Елагина — хозяйка московского литературного салона, переводчица, «чрезвычайно умная женщина», как аттестовал ее Герцен. Любимая племянница Жуковского, она была в дружеских отношениях со многими русскими писателями и деятелями отечественной культуры. От первого брака Авдотьи Петровны родились дочь Мария Васильевна и сыновья Петр Васильевич и Иван Васильевич Киреевские. Несколько лет спустя после смерти первого мужа она вышла замуж за Алексея Андреевича Елагина; от второго брака у нее было четверо детей: сыновья Василий, Николай, Андрей и дочь Лили (Елизавета). Алексей Андреевич, человек образованный, жадный до книг, вольтерьянского склада ума, близкий друг декабриста Г. С. Батенькова, бо́льшую часть времени жил в деревне; в их же московской квартире хозяйничала Авдотья Петровна. Елагины — Киреевские состояли в родстве с Иваном Филипповичем Мойер, мужем рано скончавшейся Машеньки Протасовой. Его дочери Екатерине Ивановне Мойер суждено было укрепить родственные узы между двумя семьями: она вышла замуж за Василия Елагина. Мойеры жили в Бунине, которое находилось недалеко от имения...
Входимость: 4. Размер: 106кб.
Часть текста: с тремя почти взрослыми детьми, и всякий раз, отпуская меня к ней, приказывали и просили расхваливать дядю и намекать ей о его любви 3 . Он для своих лет был еще хорош собою, любезен по-своему, то есть шутник (чего я никогда не терпела ни в ком) и всячески старался пленить Сашеньку, слывшую богатой невестой; но обе мы трунили над стариком, как говорится, водили его за нос, обе мы давали ему несбыточные надежды на успех, она из кокетства, а я из опасения, чтоб меня не разлучили с ней, и мы сообща все проволочки, все сомнения, все замедления сваливали на бессловесную старушку, мать ее. У Сашеньки встречала я в это время ее двоюродного брата, неуклюжего, косолапого мальчика лет шестнадцати или семнадцати, с красными, но умными, выразительными глазами, со вздернутым носом и язвительно-насмешливой улыбкой 4 . Он учился в Университетском пансионе, но ученые его занятия не мешали ему быть почти каждый вечер нашим кавалером на гулянье и на вечерах; все его называли просто Мишель, и я так же, как и все, не заботясь нимало о его фамилии. Я прозвала его своим чиновником по особым поручениям и отдавала ему на сбережение мою шляпу, мой зонтик, мои перчатки, но перчатки он часто затеривал, и я грозила отрешить его от вверенной ему должности. Один раз мы сидели вдвоем с Сашенькой в ее кабинете, как вдруг она сказала мне: «Как Лермонтов влюблен в тебя!» — Лермонтов! Да я не знаю его и, что всего лучше, в первый раз слышу его фамилию. — Перестань притворяться, перестань скрытничать, ты не знаешь Лермонтова? Ты не догадалась, что он любит тебя? — Право, Сашенька, ничего не знаю и в глаза никогда не видала его, ни наяву,...

© 2000- NIV