Cлово "ЮЛЯ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 2. Размер: 28кб.
Часть текста: поэзии (страница 2) Изъ современныхъ поэтовъ Лермонтовъ могъ найти «родную душу» въ Полежаеве: ихъ сближало, по словамъ Н. Котляревскаго, «тревожное состояніе духа, непримиримаго съ жизнью, и отрицаніе всякаго произвольнаго и односторонняго соглашенія» 29 . Кроме того связью между ними могъ служить Байронъ, передъ которымъ оба они одинаково преклонялись 30 . И все-таки, несмотря на несколько стихотвореній, почти Лермонтовскихъ по тону, поэзія Полежаева въ общемъ проникнута не теми настроеніями, которыя характерны для Лермонтова: стоны и жалобы, упреки и слезы у одного, — мрачное и гордое страданіе, сосредоточенная, порою какъ бы ледяная печаль у другого; если тоска Полежаева, какъ онъ самъ говоритъ, Чайльдъ-Гарольдова («Арестантъ»), то пессимистическія настроенія Лермонтова должны быть определены образомъ Конрада въ «Корсаре», а порой даже титана-Манфреда. Вотъ почему Полежаевъ, при сравнительной близости по духу къ Лермонтову, не оказалъ на него заметнаго вліянія, и въ числе произведеній последняго трудно найти такія, которыя съ несомненностью указывали бы на это вліяніе. Одна только поэма «Сашка», съ значительной долей вероятности, можетъ считаться навеянной чтеніемъ одноименной поэмы Полежаева: въ обеихъ поэмахъ разсказывается о любовныхъ похожденіяхъ и кутежахъ молодого героя Сашки; реальность изображенія и юморъ одинаково характеризуютъ оба произведенія, хотя содержаніе рисуемыхъ поэтами...
Входимость: 1. Размер: 28кб.
Часть текста: пришлось пережить Л. въ детстве и въ юности изъ-за разногласій между его бабушкой и отцомъ. Рано потерявъ мать, Л. былъ взятъ на воспитаніе чванной и родовитой бабушкой, Арсеньевой, которая не могла выносить своего небогатаго и незначительнаго зятя, отца поэта, армейскаго офицера Юрія Петровича Л. Она питала къ нему настолько же искреннія непріязненныя чувства, насколько страстно любила внука. Атмосфера враждебности, истеричной любви, чванства, капризовъ, тиранніи и рабства съ детства наполнила душу Л. тяжелыми впечатленіями. Съ малыхъ летъ онъ почувствовалъ себя одинокимъ; съ детства уже запали въ душу его тоска и протестъ. Противоречивыя чувства, объектомъ которыхъ онъ былъ, какъ бы нарочно стремились создать обстановку, особенно благопріятную для культуры техъ настроеній, которыя потомъ съ исключительной силой проявились въ его лучшихъ произведеніяхъ. Уже съ детства Л. носилъ въ себе какую-то неведомую другимъ тайну, созданную необходимостью крепко замыкать отъ другихъ действительныя движенія души. Его повышенная чувствительность, его богатый даръ фантастики уже съ детства находили импульсъ въ искусственномъ одиночестве, и, вместе съ нараставшимъ „демоническимъ“ протестомъ въ душе его росла тоска по лучшему міру. Уже съ детства Л. былъ во власти романтическаго влеченія къ грандіозному въ природе, къ великому и одинокому въ человеческомъ существе. Десятилетнимъ мальчикомъ онъ увидалъ Кавказъ, и впечатленіе было настолько сильно, что уже во всю жизнь Л. не могъ отъ него отделаться. Впечатленія эти, дополненныя последующими поездками на Кавказъ, какъ бы ассоціировались съ представленіемъ о великой тоскующей среди обыденнаго міра силе, о „демоне“, образъ котораго съ юныхъ летъ и почти до самой смерти не покидалъ поэта. Повышенная чувствительность Л. нашла свое выраженіе и въ отношеніяхъ къ другому полу. Уже десятилетнимъ мальчикомъ, какъ разъ во...
Входимость: 1. Размер: 8кб.
Часть текста: и 1829 г.: «Олегъ», «Два брата», не говоря уже о мелкихъ стихотвореніяхъ. Съ 1830 г. природа начинаетъ играть еще большую роль въ поэзіи Лермонтова; объ этомъ красноречиво говорятъ стихотворенія начала этого года: «Люблю я цепи синихъ горъ», «Солнце», «Кавказъ», «Гроза», «Звезда», «Вечеръ после дождя», «Кавказу», «Утро на Кавказе», «Кладбище» и др., а также замечательный прозаическій отрывокъ «Синія горы Кавказа, приветствую васъ!», являющійся отдаленнымъ предшественникомъ будущихъ тургеневскихъ «Стихотвореній въ прозе». Любовь къ природе соединяется у юнаго поэта съ любовью къ свободе. Въ «Эпитафіи», имеющей, несомненно, автобіографическое значеніе, говоритъ о себе поэтъ въ третьемъ лице: Простосердечный сынъ свободы, Для чувствъ онъ жизни не щадилъ, И вечныя черты природы Онъ часто списывать любилъ. Его увлекаетъ Кавказъ, какъ «жилище вольности простой» («Кавказу» 1830), горячимъ протестомъ противъ деспотизма дышитъ его «Жалоба турка» (1829), а «Отрывокъ» (1830), начинающійся стихомъ «Три ночи я провелъ безъ сна, въ тоске», прямо, можно сказать, пылаетъ пафосомъ освобожденія. Приведемъ его заключительныя строки: ... Потерявъ отчизну и свободу, Я вдругъ нашелъ себя; въ себе одномъ Нашелъ спасенье целому народу, И утонулъ деятельнымъ умомъ Въ единой мысли, можетъ быть, напрасной И безполезной для страны родной, Но, какъ надежда, чистой и прекрасной, Какъ вольность, сильной и святой !.. 9 Отметимъ также стихотворенія «Предсказаніе» («Настанетъ годъ, Россіи черный годъ») и «Парижъ 30 іюля 1830 г.», въ которомъ вполне определенно выражается...

© 2000- NIV