Cлова на букву "H"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Показаны лучшие 100 слов (из 117).
Чтобы посмотреть все варианты, нажмите

 Кол-во Слово
2HABIT
2HABITANT
41HAD
12HAGUE
1HAIL
5HAIR
6HALF
2HALL
1HALT
2HAMBURG
1HAMMER
2HAMSUN
2HAN
7HAND
3HAPPINESS
2HARD
1HARDENED
1HARMONIE
1HARMONY
4HAROLD
1HARP
2HARVARD
1HARVEY
6HAS
1HASTEN
2HATE
1HATER
2HAUNT
3HAUTE
1HAUTEUR
24HAVE
1HAVING
4HEAD
2HEALTH
1HEAR
2HEARD
23HEART
2HEARTH
3HEAVEN
11HEBREW
1HEED
1HEFT
2HEIFETZ
16HEINE
5HEL
3HELD
3HELL
57HER
5HERE
2HERITAGE
24HERO
1HID
15HIER
9HIGH
2HIGHLAND
7HIGHLANDER
1HIGHNESS
5HILL
20HIM
6HIMSELF
111HIS
1HISPANIC
18HISTOIRE
1HISTORIA
1HISTORICAL
9HISTORY
3HOAX
2HODGE
5HOFFMANN
12HOHENLOHE
5HOLD
2HOLLOW
4HOME
47HOMME
6HOMO
14HONNEUR
3HONOR
2HONORER
4HONOUR
1HOOF
8HOPE
2HORIZON
2HORRIBLE
2HORS
4HOSPITABLE
1HOST
5HOUR
1HOUSE
1HOVER
7HOW
1HUBERT
6HUE
2HUGO
8HUI
3HUMAN
4HUMBLE
5HUMBOLDT
1HUMMEL
5HUNDRED
1HUNG

Несколько случайно найденных страниц

по слову HAGUE

Входимость: 1. Размер: 10кб.
Часть текста: впечатление кавк. пейзажа (см. Лев Толстой об иск-ве и лит-ре, т. 1, 1958, с. 309), - это и обобщение: путь странника в "пустыне безотрадной" (см. Странничество в ст. Мотивы). Но меняется лирич. оценка образа пустыни, устойчивого у Л. («Три пальмы», «Благодарность»): безотрадный край изгнания, символ опустошенной жизни здесь и в «Пророке» становится также местом уединенного свидания с вселенной. «Голубое сиянье» (любимый цвет Л.) сообщает земному пейзажу космич. широту и бытийственность, приобщает его к «пространствам синего эфира» («Демон») и к ночной голубизне «Русалки». Точно так же через необычайно смелый и философски значит. образ 4-й строки в поэзию Л. возвращаются «звезды» его юности, почти исчезнувшие из зрелой лирики. Тема песни («сладкий голос» или голос «отрадный», из чернового варианта), возникающая при поддержке гармонич. звукописи в последней строфе, но разлитая в напевном строе всего стих., - начиная с «Ангела», связывается с тем особым лермонт. Эдемом, к-рому он присвоил имя «отрады», с идеальной полнотой бытия, недостижимой в земных борениях, однако включающей в себя музыкально преображенные земные ценности (цветенье природы, женскую любовь). «Темный дуб» примыкает к той же цепи образов блаженства (ср. «завещание» Мцыри в финале поэмы). 9-10-я строки перекликаются с 11-12-й строками песни Демона и с 7-й строкой стих. «И скучно и грустно» («...прошлого нет и следа...»), отличаясь от них новым настроением задумчивой грусти. Ключевая формула «свободы и покоя», по видимости совпадая с пушкинской (письмо Онегина, стих. «Пора, мой друг,...
Входимость: 1. Размер: 20кб.
Часть текста: СПИСОК 1. Алексеев М. П. Байрон и русская дипломатия // Литературное наследство. Т. 91. Русско-английские литературные связи. ХVIII век – первая половина XIX века. – М.: Наука, 1982. 2. Алексеев М. П. Байрон и фольклор // Английская литература: Очерки и исследования. – Л.: Наука, 1991. 3. Алексеев М. П., Чарлз Роберт Метьюрин и русская литература // Английская литература: Очерки и исследования. – Л.: Наука, 1991. 4. Андроников И. Л. Образ Лермонтова // Лермонтов М, Ю. Сочинения. – М.: Правда, 1988–1990. – Т. 1. 5. Анненский И. Ф. Юмор Лермонтова // Книги отражений. – М.: На- ука, 1979. 6. Аринштейн Л. М. Реминисценции и автореминисценции в системе лермонтовской поэтики // Лермонтовский сборник /АН СССР. Институт русской литературы (Пушкинский дом). – Л.: Наука, 1985. 7. Асмус В. Ф. Круг идей Лермонтова // Литературное наследство. Т. 43–44. – М.: Издательство АН СССР, 1941. 8. Баевский В. С. Из разысканий о Пушкине и Лермонтове // Известия АН СССР. Серия литературы и языка. – 1983. – Т. 42. – № 5. 9. Баевский В. С. Сквозь магический кристалл. – М.: Прометей, 1990. 10. Баевский В. С. Когда Батюшков познакомился с поэзией Байрона? //...
Входимость: 1. Размер: 24кб.
Часть текста: Л. по материнской линии. Аким (Яким, Еким) Васильевич (1756-1809), ген.-майор, муж Екатерины Алексеевны, сестры Е.А. Арсеньевой. В детстве, бывая с бабушкой в доме Х. в Горячеводске ( Пятигорск), Л. мог слышать от родных рассказы о совместном участии Акима Васильевича и Измаил-бея Атажукина (предполагаемый прототип героя поэмы «Измаил-Бей») во мн. эпизодах русско-тур. войны 1787-91. Екатерина Алексеевна (урожд. Столыпина) (1775-1830), жена Акима Васильевича. После смерти мужа ей принадлежали на Кавказе имение Шелкозаводское, или «Земной рай» (близ Кизляра на Тереке), и усадьба в Горячеводске, куда в 1820 и в 1825 приезжал Л. с бабушкой. В семейном кругу Екатерину Алексеевну прозвали за мужество и смелость «авангардной помещицей». Ее рассказы о быте и нравах кавказских горцев, о войне на Кавказе отразились в ранних поэмах Л.: «Черкесы», «Кавказский пленник», «Каллы», «Аул Бастунджи», «Хаджи Абрек». Позднее Лермонтов встречал Екатерину Алексеевну при ее посещениях Апалихи, близ Тархан, где жила ее дочь - М. А. Шан-Гирей (см. Шан-Гиреи ). Аким (Яким, Еким) Акимович (1807-83?), сын Акима Васильевича и Екатерины Алексеевны, офицер л.-гв. Семеновского полка с...
Входимость: 1. Размер: 92кб.
Часть текста: очерка» «Кавказец», лелеявший замыслы исторического романа-эпопеи, в силу ли простой исторической случайности или внутренних закономерностей эволюции оставил в качестве литературного завещания «отрывок из неоконченной повести», носящей на себе все признаки романтической истории о безумном художнике и фантастического романа о призраках. Нет ничего удивительного, что повесть эта, известная под условным названием «Штосс», привлекает и будет привлекать к себе внимание исследователей и порождает и будет порождать диаметрально противоположные толкования, благо ее как будто нарочитая неоконченность открывает широкий простор для гипотез. Первые исследователи «Штосса» рассматривали его как романтическую повесть в духе Гофмана и Ирвинга и приводили параллели; мотив «оживающего портрета» сопоставляли с подобным же у Гоголя и Метьюрина. 1 Гоголевские традиции в «Штоссе» были отмечены довольно рано; 2 советские исследователи расширили и обогатили эту сферу сопоставлений ...
Входимость: 1. Размер: 22кб.
Часть текста: эти достижения стихового языка в область художественной прозы» (Виноградов, с. 624). Это, в частности, объясняет преимущественный интерес к прозаич. языку и стилю Л., прежде всего к вершине его стилистич. синтеза - «Герою нашего времени» (см. Стиль). Несомненно при этом, что Л. переносит в прозу достижения и своего стихового языка [см. Андроников (14), с. 151]; между тем многое в творчестве Л. еще и сейчас «не прочитано так, как должно было бы быть прочитано» [Эйхенбаум (7), с. 3]. Язык Л.-поэта, несмотря на множество работ, посв. лермонт. традициям в позднейшей поэзии, несколько недооценивается. Стихотв. идиостиль Л. складывался в процессе как обычного освоения поэтич. формул эпохи, так и их стремительного творческого, часто парадоксального, преобразования. Для Л. особенно существенными оказывались те из этих формул, популярностью к-рых поэзия была обязана В. А. Жуковскому и А. С. Пушкину, а также А. А. Бестужеву (Марлинскому) (см. Подгаецкая, с. 216). В стихах Л. 1830-32 обычны, напр., такие формульные выражения, как пламень неземной, яд страстей, недвижный взор, пламенный взор, ответ роковой, урочный час, увядшие мечты и т.п. Раннее стих. «Чаша жизни» характерно преобразованием формульного заглавия и общепоэтич. мотивов в специфически лермонтовские «горькие лекарства, едкие истины», афористич. форма к-рых уже властно подчиняет себе привычные элегич. клише: ср. «Когда еще я не пил слез из чаши бытия» А. А. Дельвига и «Мы...

© 2000- NIV